Get Adobe Flash player

КАРТЫ ТАРО, КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Страница 1

1.1. О возможном разнообразии подходов

       К исследованию карт Таро можно подходить с самых разных позиций и точек зрения. Это может быть историко-социальный подход, при котором изучается история средневековья, настроения народных масс, взаимоотношения с власть имущими, с церковью и системой правосудия: это время крестовых походов, междуусобных и межгосударственных войн, народных восстаний, непомерных налогов для крестьян, разорения и голода. Младшие арканы представляют собой точную социальную символическую копию четырех сословий средневекового общества: Пики (мечи) – дворянство; Чаши (червы) – духовенство; Монеты (бубны) – купечество; Палки (трефы) – простолюдины. Это время карнавалов и праздников дураков; инквизиции и пыток; публичных казней, для которых иногда не хватало виселиц и тогда преступников вешали на крепостных стенах; это время борьбы за власть и за сферы влияния между светской и церковной властями; это время лицемерия и ханжества, продажи индульгенций и вынесения судебного приговора бросанием игральных костей; это время разнообразных интриг при королевских дворах; инцестуозных и внебрачных связей, повсеместного обмана, коварства и многочисленных заговоров; - и тогда масти карт могли обозначать выбор оружия для убийства: чашу с ядом, меч или кинжал, дубинку простолюдина или подкуп золотом с целью имущественного разорения [Хейзинга Й. Homo ludens. Человек играющий. – СПб.: «Азбука-классика», 2007. – 384 с.].

    Карты можно исследовать с позиции искусствоведения - символизм Старших Арканов в этом случае становится уже не социальным, а мистическим символизмом средневековья, образы которого настолько волновали умы людей того времени, что следы этих образов нашли воплощение в искусстве Возрождения. Если с этой точки зрения посмотреть на некоторые шедевры Европейского Возрождения - гравюры Дюре, полотна Босха и Боттичелли, фрески Рафаэля и т.д., то везде, в той или иной степени, присутствуют символы Старших Арканов Таро [История мирового искусства. – М.: «БММ АО», 1998. – 720 с.]. Можно исследовать историю костюма той эпохи и увидеть, как он развивался – от учета естественных пропорций человеческого тела до введения «ленточной моды», когда одежду шили из лент контрастных цветов: мужчины носили испещренные разрезами короткие верхние панталоны, часто декоративного характера, представлявшие собой пышную массу лент, одевали короткий камзол без рукавов, которые заменялись широкими шарообразными рукавами рубашки; все это дополнялось мягкими беретами разнообразной формы и широкополыми шляпами, металлическими или плетеными поясами с богатым орнаментом, и конечно, изысканно оформленным оружием [Кащенко О.Д., Козлова Т.В. Покупателю об одежде и моде. – М.: «Экономика», 1986. – 159 с.].
     Можно применять подход естествознания: это была эпоха великих географических открытий, астрономических исследований Коперника, открытий в физике и в механике Леонардо да Винчи, поисков алхимиками закономерностей превращений металлов и трансформации веществ. И тогда карты Таро становятся продуктом высокой интеллектуальной работы. Для того, чтобы в те времена создать подобную колоду, нужно было обладать немалым запасом символических, естественно-научных мистических знаний, доступных в требуемой для тарологических образов полноте.

1.2. Психоаналитический подход

     Поскольку карты Таро являются культурным феноменом эпохи, то можно применить к их исследованию и психоаналитический метод аналогично тому, как этот метод применял З.Фрейд и его ученики, в частности, О.Ранк и Х.Закс, к исследованию искусства, литературы, религии, философии, этики, права, педагогики и т.д., тем более, что психоаналитики очень положительно относились собственно к карточной игре самой по себе: Пол Розен в своей книге «Фрейд и его последователи» пишет о том, что «Фрейд ложился спать в час ночи, а перед сном занимался перепиской, своими рукописями, редактированием, часто также играл в карты, обычно со своей свояченицей Минной», а одна из его первых сторонниц и анализандка, Хелен Дойч, в 20-х годах XIX века организовала карточный клуб «Черная кошка», в котором новое поколение психоаналитиков собиралось по субботам поиграть в карты и побеседовать на психоаналитические темы [Розен П. «Фрейд и его последователи. – СПб.: «Восточно-европейский институт психоанализа», 2005. – 672 с.].
     Образы карт Старших Арканов Таро построены по принципу голограммы, т.е. в каждой карте содержится общая идея, и в общей совокупности карт находится идея каждой из них. Поэтому образы Старших Арканов можно рассматривать как сами по себе, так и в совокупности как некоторую историю, сказку, миф, продукт сновидения или фантазии – принципиальный параллелизм всех этих форм проявления бессознательного давно признан психоанализом. Изображения на картах отображают нашу внутреннюю реальность, представляя собой универсальные, общие для всех типичные переживания, с которыми каждый встречается в жизни и в которых каждый может узнать себя. Как писал О.Ранк, «психоанализ не только предлагает известное разъяснение мифа, но вместе с тем обосновывает необходимость разъяснять [их], учитывая ту роль, которую играет бессознательное при создании мифов» [Ранк О. Миф о рождении героя. М.: «Рефл-бук», 1997. – 252 с.].

Страница 2

       Поверхностное, явное содержание мифа приводит при этом к генетическому исследованию, позволяющему смотреть на мифы, как на измененные остатки желаний-фантазий целых наций. Как сновидение в индивидуальном смысле, так и миф в филогенетическом представляет собой осколок погибшей психической жизни. Понятию о бессознательной душевной жизни, первоначально связанному с психологией отдельной личности, психоанализ находит приложение применительно к мифам первобытного времени, что и является самым главным подтверждением правильности и ценности всего метода в целом. Главным мотивом создания мифов и существенным их содержанием оказывается конфликт, случившийся в психической детской жизни, отношение к родителям и семье со всеми его разнообразными оттенками (сексуальное любопытство, стремление к подглядыванию и т.д.); развитие мифических представлений в их широком объеме отражало также культурную дисциплину личности в семье и семьи в роду и племени [Фрейд З. Тотем и табу (с. 363-528). В сб. Я и Оно. – М.: «Эксмо», Харьков «Фолио», 2005. – 864 с.].
     Объяснение Фрейдом мифа об Эдипе стало одним из краеугольных камней всей психоаналитической теории. Поскольку миф, наряду со сновидением и другими психическими процессами, является продуктом мощных, стремящихся к проявлению антагонистических психических сил, то в его содержании должно проявиться действие этой тенденции и задача психологического разъяснения мифа заключается в восстановлении получившихся видоизменений. Чем старше миф, тем сложнее восстановить первоначально вытесненное содержание и объяснить его бессознательное значение; потребность в создании и рассказывании мифов появляется только с отказом от известных реальных источников наслаждения и с необходимостью компенсировать их фантазией. Этот реальный отказ филогенетически аналогичен нашему психическому вытеснению и принуждает фантазию создавать подобные этому процессу видоизменения. Психоанализ восстанавливает когда-то сознательно приемлемые, позже запрещенные и только в форме мифа допущенные к сознанию желания, отказ от которых дает толчок к созданию мифа и задача психоаналитика заключается в том, чтобы психологически понять и объяснить образы этой фантазии, даже если они относятся, на первый взгляд, к совсем другим процессам, что обусловлено открытыми З.Фрейдом механизмами вытеснения, смещения, сгущения, расщепления, удвоения и умножения не только отдельных фигур, но и целых эпизодов.
      В работе О.Ранка и Х.Закса «Значение психоанализа в работах о духе» говорится о том, что психологическое понимание мифа не исчерпывается раскрытием маскирующих символов и изображения противоположностей, разъяснением расщепления и удвоения, сведением разложения и проекции к эгоцентрическим элементам бессознательного. Нужно считаться еще с одним фактором, который усложняет понимание мифа: он не является индивидуальным продуктом; создание мифа пребывает всегда в течении, никогда не заканчивается и приспосабливается к различным следующим друг за другом поколениям с их религиозным, культурным, этическим уровнем; психологически говоря, к данной стадии вытеснения. Это наслоение поколений можно распознать в известных формальных особенностях мифов, когда особенно отталкивающие и ужасные свойства и поступки, приписываемые первоначально исключительно герою мифа, постепенно распределяются в смягченной форме на его предков и потомков [66]. Такую тенденцию к вариабельности мифа можно наблюдать сегодня на примере колоссального количества колод карт Таро. Таким образом, как сказка, так и миф, дополняя друг друга, дают возможность полного разъяснения и понимания мифа в смысле психоанализа, который считает отталкивающие для нас мотивы общечеловеческими чертами психической жизни примитивного человека и бессознательной душевной жизни взрослого культурного человека и признает психическую реальность этих мотивов.

        1.2.1. Миф о Герое Таро как миф об Эдипе

      Рассмотрим возможную интерпретацию истории Героя карт Таро – Шута, Дурака, Глупца, Младшего сына, который является обычным героем мифов, изложенную символическим языком карт Старших Арканов, как вытесненную историю об Эдипе на примере колоды карт Марсельского Таро, не сохранившей имени автора и представляющую сегодня собой самую раннюю из всех исторических колод.
     В своей статье «Семейный роман невротиков» З.Фрейд говорит о том, что подрастающему ребенку на этапе автономии свойственны фантазии о второй паре «идеальных» всесильных родителей. Для маленького ребенка авторитет родителей и доверие к ним является незыблемыми, но по мере собственного развития ребенок изменяет свою позицию, начиная сравнивать их с другими родителями, объективно или субъективно обижаясь на собственных настоящих родителей и воспринимая их требования чрезмерными или наказания незаслуженными, восстанавливает их авторитет вновь только со временем [Фрейд З. Семейный роман невротиков. В сб. Художник и фантазирование. М.: «Республика», 1995. – 400 с.].
       В мифе об Эдипе мы можем увидеть один из вариантов этой фантазии воплощенным: у Эдипа тоже две пары родителей, как и у ряда других героев древних мифов. Итак, Шут-Эдип, узнав о том, что воспитавшие его люди, царь Полиб (IV Аркан - Император) и его жена Меропа (III Аркан - Императрица), не являются его настоящими родителями, как простой странник, он с посохом и пожиточным узелком отправляется в дальнюю дорогу, чтобы избежать злой судьбы и чтобы не исполнилось пророчество оракула об убийстве им отца и инцестуозной связи с матерью - здесь просматривается прорицательная функция карт, о которой также говорит и З.Фрейд в работе «Толкование сновидений», анализируя миф об Эдипе [Фрейд З. Толкование сновидений. - Мн.: «Попурри», 2003. – 576 с.]).

Страница 3

Истинные родители Эдипа, Лай и Иокаста, представлены образами двух первых Арканов – Магом и Жрицей, символизирующими тайное, манипулятивное (в своем негативном аспекте) и сокрытое знание: ведь они знали о пророчестве дельфийского оракула о том, что Лай погибнет от руки собственного сына, и тоже, в свою очередь, стремились избежать этого, решив убить новорожденного. Во времена древней Греции убийство младенца не считалось грехом – от слабых, больных, неугодных и «неудобных» младенцев избавлялись, просто сбрасывая их в пропасть [Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. – М.: «Высшая школа», 1988. – 496 с.].
    Однако, благодаря доброте и человечности двух рабов, принадлежавших Лаю и царю Полибу, Эдип выжил. Поскольку большое значение в мифе играют предсказания оракула, допустим, что эта роль могла бы принадлежать образу V Аркана – Папы, Жреца, Иерофанта, представителю трех миров – материального, психического и духовного. Если разместить рядом два Аркана, V и VI, то можно увидеть, что вся поза и правая рука Папы направлена в сторону следующей карты - Эдипу предстоит сложный выбор, который символизируется VI Арканом – Влюбленные. Это выбор его дальнейшего пути, выбор матери в качестве супруги, выбор покорности судьбе или противостояния ей. Эдип случайно (?) выбирает дорогу, ведущую в Фивы и у подножия Парнаса, где сходятся три пути, в тесном ущелье, встречает Колесницу (VII Аркан), в которой, как выяснилось позже, ехал Лай. Здесь можно наблюдать элемент удвоения фигуры мифа - настоящий отец Эдипа выражен образом еще одного Аркана, - и переход символа в противоположность – на карте в колеснице изображен молодой мужчина, а в мифе на колеснице изображен старик. Кроме того, в колесницу запряжены два разноцветных, но смотрящих в одну сторону, коня. Лошадь в психоанализе, благодаря маленькому Гансу [Фрейд З. Анализ фобии пятилетнего мальчика (с. 273-369). В сб. Психоаналитические этюды. – Мн.: «Попурри», 2004. – 608 с.], издавна рассматривается как мужской символ. В данном случае можно предположить, что оба коня намекают в сгущенно-смещенной форме на гомосексуальный проступок Лая, когда он, будучи в гостях у царя Пелопса, отплатил ему за гостеприимство черной неблагодарностью, похитив и забрав с собой в Фивы Хрисиппа, сына Пелопса, за что и был проклят Пелопсом, пожелавшим, чтобы боги наказали Лая и чтобы его погубил бы собственный родной сын [Кун Н. Легенды и мифы Древней Греции. – М.: «Аст», 1999. – 544 с.].
      Правосудие (VIII Аркан), и одновременно пророчество оракула, свершились – Эдип убил (меч в правой руке фигуры Правосудия), не зная того, собственного отца, который ехал в Дельфы, чтобы вопросить Аполлона о том, как избавить ему Фивы от кровожадного Сфинкса. Эдип продолжал свой путь, пришел в Фивы, узнал о проблемах города, связанных с чудовищем и решил принять вызов Сфинкса - отгадать предложенную им загадку, которая звучала следующим образом: «Скажи мне, кто ходит утром на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех?…» Эдип ответил: «Это человек! Когда он мал, когда еще лишь утро его жизни, он слаб и медленно ползает на четвереньках. Днем, т.е. в зрелом возрасте, он ходит на двух ногах, а вечером, т.е., в старости, он становится дряхлым и, нуждаясь в опоре, берет костыль – тогда он ходит на трех ногах». Правосудие и одновременно пророчество богов о том, что Сфинкс (образ, буквально переполненный как сам по себе, так и своей загадкой, сгущениями и смещениями) должен погибнуть, если кто-нибудь разрешит его загадку, вновь совершается: услышав ответ Эдипа, Сфинкс бросается со скалы в море, равновесие в Фивах восстанавливается (весы в левой руке фигуры на карте VIII Аркана). Далее в этом наборе Арканов история Эдипа, связанная с инцестуозными мотивами, вытесняется полностью и мы имеем лишь ее результат: Эдип покидает Фивы, но уже в образе Отшельника (IX Аркан: 9 = 4 (ноги)+3 (ноги)+2(ноги)). Здесь мы вновь наблюдаем прием удвоения образа - Шут-Эдип становится Отшельником-Эдипом. Так наступил вечер его уже «трехногой» жизни: сексуальность угасает; потеряв к тому же зрение, он вынужден пользоваться фонарем. Однако в своей совокупности общее фаллическое настроение и символика образа говорят о том, что точку в исследовании, несмотря на формальное окончание мифа, ставить рано. И можно предположить, что Эдип продолжает жить в истории, представленной Старшими Арканами, но уже как невротик: слишком много переживаний ему выпало на жизненном пути, и хоть стал он отшельником-мудрецом, бессознательная сфера его психики продолжает хранить следы вытесненных травматических переживаний. Вечерами он скучает и поэтому рано ложится спать, чтобы забыться во сне от печальной реальности, окунувшись в волшебный мир сновидений и фантазий, в котором могут исполняться самые заветные желания. И вот однажды снится Эдипу сон с дивными животными, сидящими на Колесе Фортуны (X Аркан). О символике этого образа в средневековые времена спорили лучшие философские умы; при этом главным был вопрос: кто вращает Колесо Фортуны? [Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV век). – М.: «Изд-во Моск.ун-та», 1985, 384 с.].
  
Нарисованный на карте процесс вращения Колеса можно сравнить с процессом совокупления (обод приводится во вращение длинной ручкой), причем, происходящим под чьим-то наблюдением. В данном случае наблюдатели представлены фигурами фантастических животных, которые могут выражать собой, с одной стороны, наблюдателей первобытных племен – в те времена очень часто акт соития был публичным зрелищем; с другой же стороны, ими могут быть и участники групповых сексуальных оргий, происходивших в многочисленных борделях (публичных домах) [Князькин И. Всемирная история проституции. – М.: «Аст»; СПб.: «Сова», 2006. – 926 с.], которые в ту эпоху были практически узаконены; и с третьей стороны, ими может быть сам «расщепившийся» ребенок-Эдип, наблюдавший интимные сцены в спальне своих приемных родителей. «Пора в новый путь, - говорит Фортуна Отшельнику, - покрути ручку Колеса и попробуй родиться снова, не упускай свой шанс». И Эдип, внимая голосу Фортуны, крутит ручку ее Колеса, возрождаясь в новом цикле в нулевом Аркане Шута (10=1«и»0=0=1+0=1 – идентификация с Отцом - Магом), удваивая тем самым сюжет мифа.

Страница 4

С нумерации этой карты, открывающей последовательность карт Арканов с двузначными номерами, числам будет уделяться дополнительное внимание в соответствии с методикой З.Фрейда, который, следуя идеям своего друга молодости Вильгельма Флисса о цикличности процессов во вселенной, придавал числам отдельное дополнительное психоаналитическое, иногда даже мистическое, значение [Энциклопедия глубинной психологии. Т.1. Зигмунд Фрейд. Жизнь. Работа. Наследие. – М.: «ЗАО МГ», 1998. – 800 с.].
     Поскольку в сновидении повествование очень часто «петляет», изменяет порядок следования эпизодов во времени и в пространстве, то и наше предполагаемое сновидение Эдипа будет соответствовать этим законам. Вторая часть его мифа начинается также, как и первая, но главным Героем становится уже та часть его психики, которая обозначается Фрейдом словом «Ид». Совпадение маршрутов пути двух частей мифа длится до достижения Эдипом этапа Выбора (VI Аркана). Во второй части своего мифа Эдип, продолжая попытки сопротивления судьбе, делает другой выбор. Теперь он сам в соответствии с образом, нарисованным на карте, правит Колесницей (VII Аркан). Оба коня, объединяя в себе всю мощь еще нерастраченного либидо, привозят Эдипа к Силе (XI Аркан). Сила Эдипа, согласно Фрейду, бисексуальна, и обе фигуры Аркана – женщина и лев - одинаково ему близки. Сила влечет Эдипа за собой, обещая неземное наслаждение. Символ лемнискаты (горизонтальной восьмерки) над женской головой откровенно намекает на филогенетическую проблематику человеческой сексуальности (11=1+1=2 – имеем тайное совокупление со Жрицей-Матерью). Эдип, подчиняясь Силе, растворяется в ней, совершая с ней коитус, явно символизируемый композицией рисунка Повешенного (XII Аркан), и теряет эту Силу в прямом и переносном смысле (12=1+2=3 – снова инцестуозное совокупление с Матерью-Императрицей). Впечатления от пережитого сексуального экстаза приводят нашего Героя к символической встрече со Смертью (XIII Аркан): Эрос, превращаясь в свою противоположность, становится Танатосом (13=1+3=4 – символическая смерть Сына от руки Отца-Императора за соперничество в борьбе за Мать - снова переход в противоположности: в первой части мифа Сын убивает Отца). Таким образом, в двух частях мифа можно наблюдать работу Эдипова комплекса в полном объеме. После пережитой встречи со Смертью Эдип раскаивается в своем проступке, признает силу и власть отцовского авторитета и встречается, пребывая в раздумьях, с Умеренностью (XIV Аркан). Образ карты говорит о необходимости сдерживать свои влечения: костюм женской фигуры, в отличие от костюмов других женских фигур, оформлен очень широким поясом - символом верности и непорочности; жидкость переливается в замкнутом цикле из одного сосуда в другой как символ сохраняемого семени, т.е. энергия, затрачиваемая ранее на сексуальное удовольствие, должна сублимироваться и стать творческой (14=1+4=5 – связь с образом духовного Папы, сублимировавшего свои инстинкты в сфере религии). Дальше Эдип должен сдать экзамен на степень достигнутой зрелости Дьяволу (XV Аркан). Наш Герой снова перед выбором (15=1+5=6 – выбор на новом этапе развития): что он выберет сейчас? Похоть, разврат, прелюбодеяние, инцест, нарушение обетов, данных на предыдущем этапе, или мораль, отвержение искушения, принципы Супер-Эго, уже сформированные под влиянием Отца [Фрейд З. Я и Оно (с.839-860). В сб. Я и Оно. – М.: «Эксмо», Харьков «Фолио», 2005. – 864 с.]? В первом случае неотвратимо последует встреча с Башней (XVI Аркан), символика которой может говорить о страхе кастрации, о сексуальной неудаче, об импотенции (16=1+6=7 – снова встреча с Отцом, на этот раз с кастрирующим, наказующим); и образ этого Отца Эдипу также следует интегрировать в свою внутреннюю амбивалентную реальность. Во втором случае фантазия может помочь Эдипу избежать кастрационной тревоги (или уменьшить ее) и подарить встречу с Надеждой (XVII Аркан). А это вновь женская фигура с двумя сосудами (17=1+7=8 – обратная сторона Правосудия), из которых вода выливается в общий водный резервуар: Эдип должен, взаимодействуя с обоими сосудами, с водой и звездным небом, осознать амбивалентную природу влечений и бисексуальность либидо, овладев их движущим потенциалом. И это серьезная жизненная задача, потому что следующим эпизодом во сне нашего Героя будет кошмарная (или наоборот, приятная) встреча с латентной гомосексуальностью при Луне (XVIII Аркан). Темной ночью его фантазии о близости с представителями своего пола [Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности (с. 529-710). В сб. Я и Оно. – М.: «Эксмо», Харьков «Фолио», 2005. – 864 с.] (что не было редкостью во времена Древней Греции [Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. – М.: «Высшая школа», 1988. – 496 с.]) найдут выражение в образе двух башен, двух воющих на ночное светило собак и в образе рака, который, с одной стороны, должен пятиться назад, а с другой стороны, выползает из воды на сушу в прямом направлении. Может, это снова, как и в X Аркане, фантазии о групповых сексуальных оргиях того времени? [Князькин И. Всемирная история проституции. – М.: «Аст»; СПб.: «Сова», 2006. – 926 с.]. В любом случае, это шанс или вновь пережить ситуацию отверженного, Отшельника (18=1+8=9), или не пережить ее, не проработать свой невроз и умереть Отшельником-Эдипом. Следующее испытание, снящееся Эдипу, еще более сильное – это встреча с Солнцем (XIX Аркан). Как известно, Солнце не только греет, но и обжигает. С одной стороны, это позитивный образ, конфигурирующий счастливое детство, окончание проработки Эдипом своих детских травматических переживаний, выход из невроза; с другой стороны, это символ продолжающегося инфантилизма, сексуальной перверсии, свидетельство наличия темных сил бессознательного, которые требуют света и т.д. (19=1+9=10- снова поворот Колеса Фортуны); с третьей стороны, это новая встреча с Отцом – Императором, которого во всех мифах символизирует дневное светило, и вновь эдипова ситуация – на рисунке карты две детских фигуры под лучами Солнца - возможно, это «позитивный Эдип». Итак, куда же Фортуна повернет на этот раз, и кто же, в конечном итоге, вращает это Колесо? Каким будет Страшный Суд (XX Аркан) для Эдипа?

Страница 5

Обрел ли он новое знание о себе и о матери (20=2+0=2 – встреча с тайной Матерью - Жрицей), сумел ли овладеть своей сексуальностью и найти новые варианты решения старых травм? Будет ли для него вновь наполнен радостью и гармонией Мир (XXI Аркан), как в счастливом детстве, не омраченном лишними знаниями? Сформирует ли он, в конечном итоге, в результате двух этапов своего путешествия по закоулкам бессознательного счастливые взаимоотношения с реальной матерью (21=2+1=3 – встреча с Матерью-Императрицей на новом этапе; либо 21=12 – повторное переживание беспомощности в ситуации Повешенного)? Или мать с фаллической символикой гермафродита в негативном аспекте карты вновь поглотит бессознательное своего сына, лишив его либидо потенции и уже в реальности превратит его в настоящего шута и дурака? На эти загадочные вопросы Сфинкса, спрятанного в расщепленной и переведенной в свою противоположность символике четырех угловых фигур, сможет ответить только сам Эдип.

     1.2.2. Глубинная психоаналитическая символика карт Старших Арканов

     Вдумчивый исследователь вправе предположить вариант его ответа, который мог бы заключаться в следующем: на самом деле истоки конфликта Эдипа со своими родителями действительно находятся в травме рождения, о которой так блестяще рассказал в своих работах О.Ранк [Ранк О. Миф о рождении героя. М.: «Рефл-бук», 1997. – 252 с.]. Эдип был нежеланным ребенком, которого отвергали заведомо еще до начала беременности матери. Причиной отвержения послужил гомосексуальный проступок Лая, воспитанного, в свою очередь, Лабдаком, сыном Кадма Полидора и его жены Нюктиды, которые, в свою очередь, были детьми других родителей. Может, в таком случае, права Библия, когда в ней говорится об ответственности за проступки, длящейся на протяжении семи поколений? Может, недаром тогда «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду и братьев его…» (в общей сумме 42 колена израилевых), чтобы найти, кто же виноват? [Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового Завета. - М.: «Российское библейское общество», 1992. – 1376 с.]. Насколько тогда мир «запрограммирован» изначально? Так мы придем к греховности Евы, которую обвиняют в том, что она не сумела отказаться от искушения змия. Если под змием понимать сексуальное начало, то, следовательно, в основе греховности мира лежит именно стремление женщины к познанию плода дерева добра и зла, т.е., к сексуальному наслаждению, которое приводит к рождению ребенка (здесь можно вспомнить слова из ариозо Сильвы из оперетты И.Кальмана «Сильва»: «Частица черта в нас, в сияньи наших глаз. И наш коварный взгляд в душе рождает ад. Любви желанный час влечет к нам вечно вас; что же, недаром сам черт придумал нас»). Следовательно, карта «Мир» Старших Арканов Таро – это и есть образ настоящей, истинной матери «Шута», изначально имеющая бисексуальные половые признаки и которую оплодотворяют четыре фигуры, расположенные по углам карты, представляющие, в свою очередь, собой то, о чем уже говорилось выше – расщепление и переход в противоположность образа, выражаемого фигурой Сфинкса. В таком случае, возможно, Сфинкс и есть настоящая мать Шута-Эдипа? И тогда Эдип убивает в мифе не только отца, но и свою мать – Сфинкс (Иокаста тоже кончает жизнь самоубийством). Он и с ней совершает инцест, только в переносном смысле, интеллектуальный, разгадав ее тайну-загадку. Интересно рассмотреть сознание Эдипа: с одной стороны, он знает ответы на загадки мирового уровня, с другой же – убивает собственных родителей, не ведая того. Может быть, это выражает идею ограниченности, суженности нашего сознания на фоне безграничности всеобщего бессознательного?
     Отгадкой загадки Сфинкс было слово «человек». Это одновременно и результат, и причина рождения. Тогда на самом деле вариант отгадки мог бы звучать следующим образом: вначале рождается ребенок, который «утром» живет самым естественным образом только в материальном мире четырех природных элементов, который необходимо познать прежде, чем переходить к другим мирам. Задача ребенка «днем» – перейти к «двум ногам», т.е., найти себе достойного партнера противоположного пола. А к «вечеру» «обе ноги» должны дать жизнь «третьей ноге», т.е., родить ребенка. Это и есть идея изначальной замкнутости Вселенной, или XXI Аркан – «Мир».
      Если рассмотреть карты Старших Арканов в обратном порядке, то можно наблюдать следующую последовательность хода эволюционного развития. Символические образы карты «Страшного Суда» как бы отвечают на вопрос: сумел ли человек создать полноценную семью, которая могла бы «восстать» в новом поколении, чтобы не окончилась жизнь на этой грешной земле? Перед «Судом» располагается Аркан «Солнца» с вопросом: а родился ли новый человек? Успели ли двое, создавших семью, до «Страшного суда» исполнить свой долг перед природой? Человек рождался темной ночью, под «Луной», - это символ рака, выползающего из воды под присмотром двух сторожевых псов-родителей между двух башен-домов. Перед ней была «Звезда» - душа ребенка вливалась, как целительный источник, в душу оплодотворенной женщины. Оплодотворение духа произошло в «Башне» - мужской фаллос выполнил свою задачу, в семье наступает новая жизнь ожидания ребенка в виде божественного дара, старая жизнь должна разрушиться также, как и должны закончиться сексуальные утехи, которым еще можно было предаваться в предыдущем Аркане «Дьявол». До него был Аркан «Умеренности» – осознание того, что время ограничено, надо стать «двуногим», найти партнера и стать с ним «единым сосудом»: старая жизнь закончилась Арканом «Смерти» - в нем должно было умереть четырехногое существо, познав обычную материальную природу. Перед этим «Повешенный» - подготовка к перемене сознания. Перед ним «Сила» - этап полового созревания. Перед ней «Колесо Фортуны» - сверка и выбор «программных» планов. Перед ней «Отшельник» - осознание себя как индивидуальной личности в отрыве от интересов массы. Перед ним «Правосудие» - осознание общественныых и моральных ценностей. Перед ним «Колесница» - все дороги открыты, выбирай любую; ее надо было ранее выбрать во «Влюбленных».

Страница 6

До этого в Аркане «Папы» надо было пройти обряд знакомства с библейскими законами, заповедями церкви. Ранее надо было получить воспитание родителей, они же управители мира и семьи, - «Императора» и «Императрицы» (этим статусом традиционно выражается родительский авторитет), которые, в свою очередь, были благословлены на свой союз и занимаемые в обществе социальные места и являются подответственными перед представителями высших невидимых структур – «Жрицы» и «Мага»; другими словами, перед сокрытым для материальной природы высшим проявлением женского и мужского начал соответственно, перед принципом пассивной, женской силы, готовой к принятию, и перед принципом активной, мужской силы, оплодотворяющей все четыре земных стихии, Логосом. А перед ними и вместе с ними, где-то там, в нуле мировой бесконечности, обитает «Дурак» - бесполая пока душа, которая, еще не зная, или уже забыв о том, что именно ее ждет в нашем земном мире, готова отправиться в дорогу всего лишь с палкой и котомкой за плечами – как символами совокупного бисексуального опыта, полученного в своей предыдущей жизни – своим архаическим наследием. Возможно, что ей и не надо больше ничего с собой брать – все остальное здесь есть, и ее истинная задача – пройти школу жизни и приобрести разносторонний опыт, а мир в этом ей поможет.
     Таким образом, можно наблюдать, что онтогенез не только повторяет филогенез, но и происходит одновременно с ним; что в последовательности карт Старших Арканов Таро с абсолютной точностью, по годам, соответствующим номерам карт, отражается психосексуальная периодизация развития человеческой личности, соответствующая фактически как теории З.Фрейда (оральная, анальная, фаллическая и латентная стадии) [Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности (с. 529-710). В сб. Я и Оно. – М.: «Эксмо», Харьков «Фолио», 2005. – 864 с.], так и концептуально теории эпигенетического развития Э.Эриксона [Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – М.: «Флинта», «Прогресс», 2006. – 352 с.]. И с этой точки зрения задача таропсихолога заключается в том, чтобы с помощью карт как системы дивинации (прорицания) во-первых, помочь найти индивиду место его личного онтогенеза в системе общественного филогенеза, и, во-вторых, соотнести их состояния друг с другом для разрешения социального или личностного конфликта, «сонастроив» сознательную и бессознательную сферу личной психики индивида.

     1.2.3. Символический путь полоролевого развития личности

     Как уже упоминалось, образы карт можно рассматривать, как образы сновидения, которые говорят с нами символическим языком бессознательного по принципам смещения, сгущения, повторения, умножения, расщепления, перехода в свою противоположность и т.д. В терминах психоанализа они сверхдетерминированы. В образах карт Старших Арканов Таро, если рассматривать и сопоставлять их как попарно, так и последовательно-параллельно (как ряды нечетных и четных чисел), можно наблюдать также и символический путь полоролевого развития личности, ход ее подготовки к выполнению семейных функций.
     Арканы I и II. Маг и Жрица, Логос и пассивная сила, Янь и Инь, анимус и анима – олицетворение двух компонентов духовной составляющей, присутствующей в каждом человеке. В начале истории бесполая Душа мира, нулевой Аркан, Шут, выбирает для себя из этих двух первых Арканов пол той личности, в котором пройдет свое жизненное путешествие. Представителями обеих сторон личности в их активной и соответственно пассивной форме в нашей проявленной реальности являются Арканы III и IV, мужчина и женщина; символические император и императрица. Причем, «за спиной» Императрицы стоит ее бессознательное - Маг - Логос, а «за спиной» Императора его бессознательное – Жрица – пассивный принцип. Их союз перед миром и Богом, право на власть в семье и обществе благословлены Жрецом, Иерофантом, - представителем высшей духовной иерархии, по своей профессиональной сути обязанным быть сексуально непорочным, соблюдать обряд целибата (безбрачия). Эти две символических фигуры благословляемых изображены и на карте Папы. Эта же сцена, но измененная на противоположную практически до неузнаваемости по законам бессознательного, представлена на следующем Аркане Влюбленных. Она может собой также в качестве глубинного подтекста выражать и момент выбора пола душой Шута. Это взаимодействие Арканов V и VI. Итак, выбор сделан: родился ребенок, мальчик или девочка, или оба сразу. Первый отправляется в путь как Мужчина, на Колеснице; вторая – как Женщина, со львом. Это Арканы VII и VIII (покажем в данном случае правомерность взаимной перестановки VIII и XI Арканов в колодах). Мужчина должен укротить коней, женщина – льва – это символическое изображение детского эдипова конфликта. Арканы IX и X, Отшельник и Колесо Фортуны, знание и удача, серьезность и шалость, фаллический и генитальный символы: мужчине надо знать, женщине надо уметь; это ответы на вопросы «что делать» и «как делать». Характер их необходимого взаимодействия и взаимного познания и интегрирования внутренней сущности друг друга трансформируется в двух следующих Арканах, XI и XII, Правосудии и Повешенном: женщина должна на этом этапе приобрести свою мудрость и уравновешенность, мужчина – почувствовать результат беспечности и безответственности; женщина овладевает мечом, мужчина чувствует силу веревки; женщина предпочитает взвесить и отрубить, мужчина предпочитает побыть на привязи, затрудняясь в принятии решения. Далее в истории Арканов оба познают всю мощь своего либидо, страхов и бессознательных влечений. В XIII и XIV Арканах вместе встречаются Смерть и Умеренность: и девочка, и мальчик должны с чем-то расстаться, и в чем-то приобрести чувство меры. Это этапы социализации, взросления, подавления своих личных агрессивных тенденций в пользу социума. Арканы XV и XVI, Дьявол и Башня, суперсверхдетерминированы.

Страница 7

Это и напоминание о первородном грехе Евы; и фактическое побуждение к нему, как к выполнению долга перед природой; это и напоминание об опасности ранних и неразборчивых половых связей, и о наказании, которое может последовать как в случае отказа от удовлетворения сексуальных влечений, так и в случае его чрезмерного удовлетворения – угроза импотенции в Башне очевидна. Эти две карты также практически зеркально отражают ситуацию выбора и противостоят друг другу: или объединяющие цепи, или разрыв отношений.
     В этой группе карт Арканы еще интересно сопоставить как XIII с XV, и как XIV с XVI. В первом случае встречаются Танатос и Эрос, смерть и жизнь, два вечных антагониста и два вечных напарника. Эту тему блестяще развила Сабина Шпильрейн в своей работе «Деструкция как причина становления». Она говорила в ней о том, что сперматозоид умирает, давая жизнь клетке [Шпильрейн С. «Деструкция как причина становления»]. Как показала биология, клетку в момент оплодотворения окружает множество сперматозоидов, но только двенадцать из них, соединяясь в определенной конфигурации, оказывая на мембрану клетки усиленное давление, создают условия для проникновения тринадцатого сперматозоида, который, проникнув в клетку, приобретает сферическую форму [Мельхиседек Д. Древняя тайна цветка жизни. Т.1. – К.: «София», 2004. – 248 с.] (этот факт символически иллюстрируется в религиозной концепции фигур двенадцати Апостолов и тринадцатой фигуры Иисуса Христа). Во втором случае можно наблюдать то, что, если не удается соединить два сосуда одной жидкостью, то их лучше разбить, т.е., если в браке нет сексуальной и (или) духовной совместимости, то лучше разойтись и попытаться найти себе другого партнера.
    Это можно сделать в XVII Аркане, посвященном надежде, но с оглядкой на XVIII Аркан, посвященный страху. Какой будет новая семья? Оба партнера будут наполнять живой водой реку и землю жизни, строя свой союз, или «выть на Луну», взывая к ее помощи, словно две собаки, претендующие на имущество друг друга (две башни), и не сумевшие поделить между собой сферу влияния, подвластную скрытому изображению рака? Следующие два Аркана, XIX и XX, Солнце и Страшный Суд, рассказывают о семье, в которой уже родился счастливый и желанный ребенок, мальчик и (или) девочка, и следует приступать к его (их) воспитанию. Молодые люди, прошедшие собственный путь возмужания и создания семейного союза, ставшие родителями, получают благословение высших сил для продолжения жизни в социуме в новом качестве, в новом семейном, уже тройственном союзе. И два последних Аркана – XXI и 0, Мир и Шут, объединяются, чтобы показать возможность достижения гармонии, чтобы завершить познание старого этапа и подготовиться к познанию нового. Таких возрастных этапов всего четыре – для познания мира под знаками быка (лошади), льва, грифа (орла) и человека – эти символические образы радуются нам в Аркане «Мир». Вот и программа онтогенеза. На каждом из этапов формируется новая семья, при этом у первичной семьи – той, с которой начался отсчет, - рождаются дети, внуки и правнуки. По 21 году на каждый этап – 84 года человеческой жизни. 85-й – для гермафродитов. Арканы с XII по XVI символизируют возрастные кризисы жизни на каждом из этапов.

Июль 2010г.