Get Adobe Flash player

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

ПОВЕДЕНИЕ ЗАЛОЖНИКОВ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ


Страница 1

Введение

Захват заложников является наиболее «совершенным» типом террористического акта. Цель террористов не в том, чтобы убить как можно больше людей, нанести ущерб материальным ценностям и т.п., что по определению является целью диверсионной деятельности. Цель терроризма как специфической формы деятельности состоит в шантаже государства, в том, чтобы заставить государство пойти на уступки тем или иным внутренним или международным силам и признать их требования. Такой шантаж может быть косвенным и прямым. Косвенным шантажом являются, например, взрывы зданий, взрывы террористов-самоубийц, не выдвигающих никаких предварительных условий, и т.д. В этом случае террористы дестабилизируют общество, пытаются погрузить его в хаос и вынудить власти пойти на уступки. Захват заложников или угроза уничтожения какого-то важного объекта - это прямой шантаж, при котором уступки властей увязываются с жизнью и освобождением заложников, а у общества создается иллюзия, что с террористами возможно конкретное соглашение (поскольку, в отличие от взрывов и убийств, здесь существует явный предмет такого соглашения, предмет торговли).

Таким образом, захват заложников в современном терроризме — это форма прямого и наиболее эффективного шантажа государства и общества.

 

 Понятие «стокгольмский синдром» и история его возникновения

Стокгольмский синдром, или идентификация с агрессором - дружба заложников с захватчиком — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать захватчикам или даже отождествлять себя с ними. Авторство термина приписывают криминалисту Нильсу Биджероту, который ввёл его во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года.

23 августа 1973г. в 10.15 Ян Эрик Улссон, не особо опасный преступник, бежавший из тюрьмы, вошёл в здание банка «Sveriges Kreditbank», достал автомат, выстрелил в воздух и крикнул что-то вроде «вечеринка начинается». Он взял в заложники четверых работников банка — трёх женщин и мужчину: Биргитту Лундблад, Кристин Энмарк, Элизабет Олдгрен и Свена Сафстрома. Улссон потребовал доставить из тюрьмы своего сокамерника, принести ему оружие, деньги, бронежилеты и дать скоростную машину. На следующий день террорист позвонил премьер-министру Улофу Пальме, угрожая убить всех своих жертв, если его требования не выполнят. Следующий звонок премьеру был уже от заложницы, с просьбой выпустить как заложников, так и преступников. Ее поддержали и другие захваченные в здании люди, утверждая, что террористов можно и нужно понять.

26 августа полицейские просверлили отверстие в потолке и сфотографировали заложников и Улофссона, однако Улссон заметил приготовления, начал стрелять и пообещал всех перебить в случае газовой атаки. 28 августа такая газовая атака всё-таки состоялась. Через полчаса после её начала захватчики сдались, а заложников вывели целыми и невредимыми.

Бывшие заложники заявили, что боялись не захватчиков, которые ничего плохого им не сделали, а полиции. При этом многие расхваливали террористов, называя главаря бандитов культурным, образованным человеком. По некоторым данным, они за свои деньги наняли адвокатов Улссону и Улофссону. В ходе судебного разбирательства Улофссону удалось доказать, что он не помогал Улссону, а напротив, пытался спасти заложников. С него сняли все обвинения и отпустили. На свободе он встретился с Кристин Энмарк и они стали дружить семьями. Улссон же был приговорён к 10 годам тюремного заключения, где получал много восхищённых писем от женщин.

В числе других примеров аналогичного рода можно привести случай с Патрицией Хёрст, произошедший 4 февраля 1974г., когда девушка была похищена группой «Симбионийская освободительная армия» (Symbionese Liberation Army — SLA), похитители получили от семьи Хёрст 6 млн. долларов, но девушка возвращена не была, а позже выяснилось, что она вступила в ряды SLA и в сентябре 1975г. была задержана вместе с другими солдатами SLA. В последующие годы стокгольмский синдром повторялся с удивительным постоянством, причем, в самых разных странах – будь то «Норд-Ост», Беслан или Буденновск в России, или, например, захват заложников в Перу.

В настоящее время стокгольмский синдром стал привычным термином в психиатрии и криминологии, а пострадавшие от этого синдрома могут пройти курс лечения в Европе, в госпитале Св.Антония в Париже.

Страница 2

 Детали состояния и его причины

Находясь в экстремальных условиях, заложники отождествляют себя с захватчиками в силу действия защитного психологического механизма «не вреди своим»: если захватчики «принимают», хотя бы отчасти, заложника за своего, если действия заложника будут восприниматься как совместные или положительные, то ему не будет причиняться вред и даже напротив, его будут защищать от штурмующих.

Заложник понимает, что при попытке штурма он может пострадать. Вместо неприятной, но терпимой ситуации, не предполагающей непосредственной опасности, он может оказаться в более напряжённой ситуации, когда одно неверное действие с любой стороны приведёт к смерти или ущербу для здоровья или имущества заложника. Заложник может пострадать не только от захватчика, приводящего угрозу в исполнение, но и от пуль штурмующих отрядов или токсического действия нейтрализующего газа.

При долгом пребывании в плену заложник общается с захватчиком, узнаёт его как человека, начинает понимать его. Заложник понимает причины захвата, понимает, чего захватчик хочет добиться и каким способом; особенно это проявляется при захватах, имеющих политическую подоплёку — заложник узнаёт претензии захватчика к власти, проникается ими и может прийти к выводу, что позиция захватчика — единственно правильная.

Феномен, получивший название "идентификация с агрессором", впервые был исследован в 1943г. Беттельхеймом в ходе изучения поведения узников концлагерей во время второй мировой войны. В целях выживания, как психического, так и физического, некоторые узники прибегали к защитной стратегии принятия ценностей и жизненных позиций своих охранников и мучителей. Поведенческий коллаборационизм (подчинение приказам) в таких условиях может показаться благоразумной стратегией, однако вышеупомянутые узники заходили еще дальше: они искали психическое равновесие, стараясь «превратиться в одного из врагов».

Дальнейшие наблюдения показали, что такой же защитной стратегии придерживались заложники, которых фанатичные террористы содержали в суровых условиях изоляции, страха и лишений.

Поэтому термины «стокгольмский синдром» и «идентификация с агрессором» используются как синонимы.

 

Страница 3

 «Стокгольмский синдром» в повседневной жизни

Описанный феномен оказался более распространенным, чем это может показаться на первый взгляд. Психоаналитики утверждают, что не обязательно даже попадать в заложники к террористам, - человеку достаточно устроиться на работу в какую-нибудь компанию, например, ради высокой зарплаты, и спустя некоторое время он будет, изумляясь самому себе, с искренним жаром защищать продукцию этой компании. Если же он уедет хотя бы на пару лет в чужую страну на заработки, то по возвращении на родину обязательно будет яростно пропагандировать условия жизни именно в этой стране, даже признавая ее отдельные недостатки, хотя и собственная страна с ее характерным государственным устройством, также может порождать стокгольмский синдром у собственных граждан.

Проявления стокгольмского синдрома можно наблюдать в повседневной жизни у многих женщин, искренне боящихся потерять своих мужей, несмотря на то, что те ведут себя по отношению к женам как настоящие диктаторы и тираны.

Считается, что женщины больше подвержены стокгольмскому синдрому, хотя и мужчины, особенно современные, особого психологического иммунитета не имеют. Во многом это результат двойной морали, при которой мальчиков с детства обычно учат на агрессию отвечать агрессией, а девочек — «покорностью и мягкостью»; не холодной вежливостью, не расчетливым противодействием на рациональном уровне, а именно покорностью — автоматической и безотчетной. Первыми жертвами такой зависимости обычно становятся женщины с изначально подавленной индивидуальностью, во многом те, у кого в детстве были властные родители, которым дочери искренне покорялись и те, у кого «внутренне зажаты» еще и собственные бессознательные потребности кого-то «опекать и защищать».

К такой же категории повышенного риска относятся и подростки, в первую очередь такие, кого в семье и окружающем социуме постоянно подавляли и наказывали, а также нуждающиеся по жизни в «сильном лидере».

Одна из сложностей заключается в том, что стокгольмский синдром, как правило, возникает без взаимности: захватчики, к которым жертвы вдруг начинают «испытывать теплые чувства и понимание», чаще всего ответной признательности не чувствуют, а используют внезапную покорность в собственных интересах, нисколько не задумываясь о будущей судьбе своих жертв.

Принято также считать, что стокгольмский синдром может пролить свет на одну из самых неразгаданных тайн человеческого поведения – тайну власти. Везде, где царствует насилие - дома, в школе, казарме, тюрьме и т.д., избитый и униженный человек, будь он взрослым или ребенком, проникается чувством уважения, любви и искренней преданности к силовому авторитету, презирая при этом слабых, как должен был бы презирать самого себя. Это - парадоксальная любовь, в которой одновременные страх и ненависть к источнику насилия при определенных обстоятельствах вытесняются в бессознательную сферу психики и заменяются сознательной любовью к нему.

Психологический механизм такого поведения известен - в условиях полной зависимости от авторитета человек начинает перед этим авторитетом заискивать и пытается толковать его действия в свою пользу. Это вид проявления всенародной любви к «сильной руке», ставшей одной из главных черт многих национальных характеров.

На механизме стокгольмского синдрома держатся практически все диктаторские режимы. Известно, что такой режим особенно легко устанавливается в обществе, в котором люди психологически подавлены, лишены основных прав, где личность человека не имеет большого значения. В такой ситуации люди чувствуют себя беззащитными во всех отношениях. И когда находится жесткий и властный «отец», массы начинают бурно его любить, одновременно испытывая чувство страха: да, он может и обидеть, но имеет на это право, так как все - его дети, которых он, в то же самое время всегда защитит.

«Бьет – значит любит» - эта известная поговорка, одинаково оправдывающая и отца-деспота, и мужа-тирана, в массовом сознании вполне применима и по отношению к авторитарному правителю.

Стокгольмский синдром также иногда называют «травматической связью», при которой жертва проникается необъяснимой симпатией к своему угнетателю, переходит на его сторону, что проявляется не только в поступках, но и в мыслях. Подобная метаморфоза – это форма психологической защиты; она включается не для того, чтобы защититься от агрессора или от тех пугающих событий, которые происходят вокруг человека, а затем, чтобы уберечься от собственных страхов, в частности, от страха дезинтеграции.

Нередко человек, представляющий себя сильным, уверенным, мужественным, попадая в экстремальные условия, становится совершенно не адекватен ситуации, оказываясь во власти страха, ужаса, оцепенения, неспособности мыслить и т.д. Он подсознательно боится увидеть ситуацию такой, какой она выглядит на самом деле, поскольку его «я» может разделиться, дезинтегрироваться, не выдержав противоречия реальности и своего идеального образа. Тогда психологическая защита принимает форму превознесения сильного человека, в данном варианте агрессора, захватчика, чтобы, имея возможность находиться в его тени, отождествить себя с сильным человеком и в то же самое время скрыть невыносимое чувство собственной беспомощности.

Тем самым подтверждается фундаментальный тезис психологии о том, что исключительной функцией психики является ослабление боли. Функция ослабления боли срабатывает не только по отношению к «я» индивида, но также по отношению к любой разновидности боли, воспринимаемой или воображаемой психикой.

Страница 4

 

 Различные типы поведения заложников

Психологи, проанализировав множество случаев поведения заложников, выделили несколько типов поведения, которые могут быть применимы и для изучения общества в целом.

Первый тип – отчаянные и нетерпеливые. Их очень мало, всего до 0,5%, но в критической ситуации они могут «завести» до 60% процентов остальных и спровоцировать их на неадекватные действия, тем самым поставив людей под удар.

В экстремальных ситуациях наиболее ценной и полезной для остальных группой являются стойкие. Их тоже не очень много, всего от 5 до 12%. Это те, кто не впадает в панику, кто несгибаем перед невзгодами, разумно смел и осторожен. Стрессовое давление извне только укрепляет их стойкость. Они морально поддерживают других, помогают пережить трудные времена другим, вселяя надежду и оптимизм.

Выделяют также группу одиноко страдающих. Первоначально их от 30 до 50%. Они, как правило, морально подавлены, одиноки и беспомощны; хотя, чем сильнее, массивнее и продолжительней давление экстремальных обстоятельств, тем все больше становится одиноко страдающих.

Последняя группа - люди, которые наиболее подвержены «стокгольмскому синдрому». Чем дольше они находятся в заложниках, тем сильнее сближаются с источником насилия. При этом у каждого имеется своя мотивация: около четверти из них идут на контакт с захватчиками почти сознательно, чтобы улучшить хоть сколько-нибудь свое существование, уменьшить угрозу террора лично для себя и своих близких. Они относятся к расчетливо-разумным и всегда находят самооправдание: «Жертвуя собой, мы для пользы других пошли служить угнетателю. Мы не «предатели», а тайные «свои»».

Некоторую часть можно отнести к расчетливо-злобным. Служа насилию, они ищут возможность возвыситься при новой расстановке сил, что позволяет им таким способом удовлетворить свои комплексы за счет слабых, притесняя их, или, наоборот, милостиво помогая. Последнее им даже приятно, а после освобождения может послужить оправданием их пособничества террору.

Последняя группа - люди, у которых с детства выработался механизм защиты, который можно назвать «идентификация с агрессором». Чем дольше насильственное заключение и принуждение этих людей, тем сильнее они ощущают некую родственную близость с агрессором, разделяя с ним его переживания и неприязнь к остальным заложникам. Именно эти люди после освобождения сочувствуют своим бывшим угнетателям и защищают их, уже арестованных и обезвреженных.

 

Заключение

Власть – это ситуация, в которой один сильный человек может подчинить своей воле множество слабых людей, чья совокупная сила во много раз превышает возможности сильного. Причина этого - в насилии, способном творить «чудеса». Если слабый ненавидит сильного, то удар, выполненный сильным, легко может «исцелить» слабого раз и навсегда. В этом, возможно, и состоит эффект стокгольмского синдрома. Он может ослабеть или полностью исчезнуть, если «включиттся» холодный, трезвый ум и «выключатся» эмоции. Лучшая защита от стокгольмского синдрома – знание о нем и умение мыслить логически. Способность к логическому мышлению необходимо сохранять при любых обстоятельствах и в любой стрессовой ситуации. Как только человек, оказавшись в стрессовой ситуации, пойдет на поводу у собственного бессознательного, последствия могут стать необратимыми.

Поэтому всегда желательно сохранять психологическую устойчивость в повседневной жизни, даже демонстрируя внешнее подчинение. И если действительно возникнет необходимость подчиниться чьей-то сильной воле в сложных экстремальных условиях, то это необходимо сделать не на эмоциональном, а на рациональном уровне. Стокгольмский синдром можно заменить сознательной акцией, даже во время вынужденной «покорности» не переставая собирать и анализировать объективную информацию. В решающий момент это позволит принять правильное решение.

 

 

Литература

1. Малкина-Пых И.Г. Экстремальные ситуации. - М.: Эксмо. 2006. - 960 с.

2. О.Строковская. "Стокгольмский синдром" - удел сильных или слабых? «Семейная психология», № 13, '2003.

3. http://www.telegraf.by/blog/2006/09/28/stockholm/

4. http://www.naritsyn.ru

5. http://terrorunet.ru/

6. http://www.terrora.net/

Январь 2007 г.